Мерлин у меня раздвоение личности, надо лечится в клинеке святого Мунго, или не надо...
Ух, вот и позади моё первое полугодие (точнее сейчас будет последний его день). Путём истерик, трепли нервов и титанических усилий я таки получила всего 2 четвёрки, которые, оказывается, не учитываются... ;D
Подарки-подарки-подарки...))) Сегодня или никогда)
Выкладываю следуюую главу своего пока безымянного фика)


Автор: DейкО
Бета: Алёна-сан
Размер: макси (миди?)
Рейтинг: NC-17 в проекте
Жанр: drama, romance, adventure?
Дисклеймер: все Киши-сенсею
Персонажи/Пары: Итачи/Саске, Фугаку/Микото, Итачи/Наруто, Саске/Хината, Неджи, мб ещё кто-то
Размещение: с указанием авторства
Предупреждения: ООС, AU
Посвящается: всем, кто слушает мои идеи
ОТ автора: Хотела бы услышать критику, идеи и предложения))) а ещё я не могу придумать название((

Глава 2. Грозы под тучами
Разбудили Саске вечно бдительные инстинкты шиноби ровно в шесть утра. Он чертыхнулся и собрался было лечь обратно, когда обнаружил, что часы указывают вовсе не на шестёрку, а уже на девятку.
- Вот тебе и инстинкты, - подумал Саске, вставая с кровати. Голова слегка кружилась, и юноша быстро раскрыл причину этого недомогания: вчерашняя несостоявшаяся непогода сегодня выплеснулась в полной мере.
На улице лил дождь, да такой сильный, что, казалось, одним своим напором он мог бы смыть Коноху с лица земли. Юноша подумал, что, будь у него такое же упорство в поиске силы, он отомстил бы брату ещё в девять-десять лет. Тяжёлые капли падали в лужи, разбрасывая вокруг ледяные брызги, а грохот будто исходил не с неба, а от тяжёлых мокрых ударов.
Саске любил дождь, и это было первой и главной причиной, по которой он вышел на улицу в такую непогоду, даже не накинув в майки на голые плечи. Второй причиной, несомненно, было желание успокоиться и упорядочить мысли после путаных, неясных, но определенно связанных с предыдущей жизнью, снов. Тонкие хлопковые шорты быстро намокли, заставив Саске слегка задрожать от холода, но Учиха не обращал на это маленькое неудобство ровно никакого внимания.
Заметив, что дом уже далеко, а сам он находится в парке, юноша наконец остановился и поднял голову, пытаясь рассмотреть грозу снизу вверх. Но вода неумолимо ударяла в лицо, застилала глаза и стекала тоненькими струйками по щекам.
Он чувствовал себя самим эпицентром грозы, такая буря разразилась в его душе. Саске разрывался на части, одновременно желая остаться в этом мире с братом навсегда, но в то же время мечтая вернуть всё на свои места, потому что ненависть не исчезла, он боялся потерять свои воспоминания и не желал тяготиться ими всю жизнь. Словом, ему было так страшно и непонятно, что он не мог выразить это ничем, кроме молчаливой истерики.
Его мокрые плечи крупно дрожали, веки были крепко сжаты, но из-за дождя нельзя было разобрать, плачет он или нет.
- Почему я вообще так переживаю? - подумал Саске. – Как будто кто-то даёт мне выбор, уходить или оставаться, забывать или помнить. Я могу только цепляться, но поделать пока ничего не в состоянии.Юноша облокотился на дерево и медленно сполз на землю, царапая голую спину о влажную кору. Несмотря на густую крону, капли всё равно проникали сквозь неё – таким сильным был дождь.
Странно, но холод совсем не отвлекал Саске от его мыслей, скорее наоборот – помогал успокоиться. К слову, минут через десять путаных размышлений Учиха уснул.

***
Сильнейший раскат грома разбудил Итачи в начале десятого – в пять минут или около того. Юноша глянул в окно и сквозь мутную пелену слегка запотевшего и мокрого стекла увидел своего брата, причём в одних только шортах, бредущего прочь от дома.
Итачи тяжело вздохнул, в очередной раз проклиная Саске с его спонтанными идеями, и принялся неторопливо одеваться.
Выйдя на улицу минут через десять, Учиха обнаружил, что брат уже скрылся из виду, но его след можно было легко обнаружить.
- Глупый, глупый и маленький ребёнок, - прошептал Итачи, склоняясь над заснувшим Саске. Младший Учиха был похож на мертвеца: синие губы, ледяная кожа, абсолютная неподвижность. Старший так сильно дрожал, что ему едва ли удавалось различить пульс брата.
- Чёрт бы тебя побрал! – воскликнул Итачи, подхватив Саске на руки. Тот, судя по всему, либо крепко спал, либо был в глубоком обмороке, что после такого переохлаждения немудрено. Тонкая бледная рука с длинными пальцами свесилась вниз, и создавалось ощущение, что старший Учиха несёт тряпичную куклу, а не живого человека, такое безразличие к происходящему и неподвижность выражала изломанная поза младшего.
До дома Итачи с Саске на руках добрался через пять минут непрерывного бега. Микото уже готовила завтрак, и весь первый этаж насквозь пропитался нежным сладким запахом.
Увидев бессознательное тело сына, женщина пришла в ужас и жутко засуетилась.
- Итачи, Итачи, что с ним?! Он жив? Саске? Саске, мальчик мой! – запричитала она, комкая в руках подол платья, прижимая руки к лицу.
- Мам, он спит.
- Да не спит он, - с испугом воскликнула женщина, потрогав лоб Саске. – У него же жуткий жар! Неси его наверх.

***
Полчаса спустя Итачи сидел возле кровати брата и мягко стирал влажным полотенцем капли пота с его лба. Основная суматоха по поводу болезни Саске уже закончилась, и Микото прилегла отдохнуть в своей комнате.
Старший Учиха остался наедине со своими страхами, опасениями и подозрениями, когда Саске начал говорить, как вначале показалось Итачи – бредить.
- Цель жизни? – пробормотал младший серьёзным голосом. – Найти одного человека и убить его.(1)
- Саске? – обеспокоенно позвал Итачи. – С кем ты разговариваешь?
- Я не могу проиграть! Я не должен был умереть до того, как отомщу.(2)
- Кому проиграть, Саске? Кого убить? Кому отомстить? – забормотал старший, понимая, что не получит ответа и одновременно с этим осознавая, что он и не хочет слышать этого ответа, потому что та испуганно брошенная фраза: «И ты не убивал папу с мамой?», - не давала покоя.
- Наруто, придурок, нам не справиться с ним! Я не должен так умереть!(3)
- Наруто? – вскинул голову Итачи. – Это ты миссию что ли вспоминаешь, братишка? - с почти ожившей надеждой спросил он. Ответа не последовало. Саске лишь заворочался, неразборчиво прошептал что-то, в чём старший ни за что не пожелал услышать «я ненавижу тебя, Учиха Итачи», коротко простонал и замолчал на несколько минут.
За окном разгорался новый день. Старший сидел, сжав кулаки от ужаса, не обращая внимания на ледяной пот, пропитавший его футболку, на свесившиеся на лицо волосы; всё, что он мог – это дышать в такт хриплым вдохам Саске и с мужеством ожидать дальнейших слов.
- Я не поступлю, как ты. Не пойду твоим путём. Я найду другой способ завладеть Мангекьо Шаринганом.(4)
- Мангекьо? – прошептал Итачи, пытаясь воскресить в памяти это слово. – Что-то вроде особой техники Шарингана. Нет… особой… формы. Точно. Но никому, кроме Учихи Мадары не удалось им завладеть, да и знают о нём единицы, а Саске уж точно неоткуда было добыть такую информацию.
- Да, Орочимару, я хочу убить его, и тебе прекрасно об этом известно. Нам пора тренироваться.(5)
- Орочимару? Это случаем не тот ужасный отступник, проводивший свои дикие опыты на людях? Да, точно, тот, которого отец убил года четыре назад. Значит произошедшие события имели место, когда Саске едва было двенадцать, - если бы кто-то посторонний подслушивал этот разговор, он бы просто удивился его глупости и нелогичности, но стоило бы ему заглянуть, как он тут же решил бы, что братья рехнулись, ибо они оба разговаривали, и никто из них не обращался к реальному собеседнику.
- Всем оставаться здесь. Дальше я пойду один(6), - чётко произнёс Саске.
Прошло около минуты, а потом прозвучали слова, заставившие Итачи судорожно закусить губу от осознания невозможного:
- Я ненавижу тебя, Учиха Итачи. Я пришёл, чтобы отомстить. Я убью тебя.(7)
Саске громко застонал, заворочался и, кажется, провалился в глубокий сон без сновидений, будто бы удовлетворённый исходом этого неживого, одностороннего разговора.
Старший же едва ли мог уснуть: яркий солнечный свет бил ему глаза, освещал все его потаенные ужасающие мысли, выворачивая их на поверхность. Итачи искал у сознания изнаночные швы, пытаясь повернуть его обратно, когда неожиданно осознал, что уже спит. Он так и не покинул стула, поэтому его сопровождала неприятная боль в спине. Во снах он видел себя самого, ужасного, поднимающего руку на собственную мать, отшвыривающего к стене уже мертвого отца. Заставляющего Саске страдать. Тот, другой Итачи, порождённый воспалённым сознанием, смеялся сумасшедшим смехом, взрывал дома в квартале клана Учиха. Он отправил своего маленького брата учиться к Орочимару.
Если бы Саске-мститель, первая половина настоящего Саске, увидел такого Итачи, он бы отчаянно закивал, подтверждая, что именно таким чудовищем его брат и был. Но если бы эту картину увидел Саске-младший-брат, самая чувственная, самая искренняя часть души, то он бы презрительно отвернулся, потому что тот монстр мог быть кем угодно, кроме Итачи.
Саске словно переживал всю свою настоящую жизнь заново. Если здоровый сон в предыдущую ночь стирал грань между воспоминаниями о реальности и об этой иллюзии, то такой полубред вкупе с жаром давал обратный эффект: миссии, тренировки, победы и поражения и, наконец, долгожданная цель! Когда Саске проснулся, уже смеркалось. И проснулся он с чётким осознанием того, что он ненавидит Учиху Итачи, и даже этот светлый мир не позволит ему этого забыть.
Грозовые тучи всё ещё не желали отпускать небо над Конохой.

Заметки:
Все эти реплики являются как бы воспоминаниями. Слова взяты неточно.
1) Знакомство с командой №7 и Какаши, рассказ о цели жизни и мечте
2) Бой с Хаку, когда Саске как бы умирает
3) Бой с Орочимару в лесу смерти, когда Саске пугается его, а Наруто нет
4) Финал битвы в Долине Завершения, когда Саске отказывается от Мангекьё Шарингана, добытого с помощью убийства лучшего друга
5) Некоторый момент из тренировок с Орочимару
6) Перед битвой с Итачи Саске приказал команде "Хеби" остаться, а сам пошёл вперёд
7) Начало битвы Итачи и Саске

@темы: Зима, Наруто